Спортивное новостное агентство
Предстоящие турниры
Популярные записи за последний месяц
Результаты турнира UFC Fight Night 148 - Thompson vs Pettis 1183 просмотра
5 ожидаемых боев апреля 2019 347 просмотров
Что ждет дальше участников UFC Nashville? 294 просмотра
UFC FIGHT NIGHT 148 в цифрах 294 просмотра
Макс Холлоуэй готов пополнить свое наследие, победив Порье в рематче 240 просмотров
Что ждет дальше участников UFC Philadelphia? 232 просмотра
UFC ON ESPN 2 в цифрах 226 просмотров
Алексей Олейник возглавит турнир UFC в Санкт-Петербурге 212 просмотров
5 вещей, которые вы не знали о Скотте Кокере 202 просмотра
Хаос в легком дивизионе побудил Кевина Ли перейти в 170 191 просмотр

Сознание бойца — Злость и эмоции в ММА

История3 Апреля 2019
Сознание бойца — Злость и эмоции в ММА

Я слышала мнение, что «бои наполнены эмоциями». Что «в бою нет места эмоциям». Что «нет эмоций – есть покой» (кодекс джедаев). Что «кто-то занимается ММА, что выплескивать лишнюю агрессию» или «я так разозлился, что хотел вырубить его». Что «настоящий фокус лежит между яростью и безмятежностью» (Профессор Чарльз Ксавье».

ММА состоит из обмена ударов руками и ногами, коленями и локтями, но в то же время, у этого спорта есть правила и структура. А есть ли в нем место для эмоций? Насколько эмоциональным позволено стать бойцу? Им стоит подавлять свои эмоции или использовать их? Злятся ли бойцы, когда пропускают тяжелые удары, или когда не могут ничего сделать с оппонентом в зале или в клетке? На все эти вопросы каждый боец должен получить ответы самостоятельно?

Поэтому я решила опросить нескольких коллег и понять их мыслительный процесс, а заодно объяснить мой собственный. Я хотел узнать, есть ли корреляция между возрастом, опытом и полом. В итоге я обнаружила, что все бойцы сталкиваются с похожими ситуациями.

Злость и агрессия — это две разные вещи.

«Агрессия это напряжение, а злость просто эмоция. Эта эмоция можно использовать, как топливо, но только если ты правильно сфокусирован, — рассказал Пианки Зиммерман (5-3, 33 года). — Лично мне сложно контролировать свою злость, так что я стараюсь держать от нее подальше. Не мой стиль».

Словарь определяет агрессию, как «враждебное или жестокое поведение или намерение по направлению к другому; готовность атаковать или противостоять».

Большинство бойцов наступают и атакуют с энергией и решимостью — это агрессия. Но что же тогда злость? Чем она отличается от агрессии? Словарь определяет злость, как «сильное чувство раздражения, досады, или враждебности».

Большинство бойцов, с которыми я говорила, согласились, что стоит избегать настоящей злости, или, по крайней мере, контролировать ее, и не позволять ей доминировать во время поединка.

«Злость может ослепить, если использовать ее неправильно, — рассказала Серена ДеХесус (5-2 люб, 1-0 про, 27 лет), — Когда ты злишься из-за пропущенного удара, обычные люди сорвутся с цепи и начнут бить как сумасшедшие, за что потом и поплатятся. Так что я очень внимательно отношусь к тому, где находится мое сознание между злостью и агрессией».

Боец UFC (мой тиммейт на TUF 18) Сара «Чизкейк» Морас (5-4, 30 лет) рассказала о злости во время тренировок:

«Все зависит от того, дерется ли мой спарринг-партнер в том же ритме, что и я. Если он бьет сильно, а я отвечаю тем же, то нет проблем. Если же я веду легкий спарринг, а оппонент начинает давить на меня, я начинаю злиться. Хотя чаще я пытаюсь успокоиться и ответить им их же монетой».

Шон Додоро (7-4 люб, 1-0 про, 38 лет) признается, что иногда он дает злости овладеть собой на тренировках.

«Хуже всего с людьми, которым не хватает навыков или техники. Потому что они выбрасывают странные удары, которые ты никогда не видел раньше, и в итоге они могут потрясти тебя. Тебя это бесит, потому что минуту назад ты думал, что спарринг не должен быть жестким. Теперь я намерен отомстить. Через секунду ты уже избиваешь кого-нибудь граунд-энд-паундом на полу».

Контроль злости приходит с практикой и опытом действий в стрессовых ситуациях, на которые все реагируют по-своему. Некоторые люди, как Серена, просто иногда злятся.

«Я пытаюсь оставаться расчетливой, — описывает она. — Я не веду себя, как идиотка, которая начинает бросаться на оппонента лишь бы хорошо попасть, а потом улетает в нокаут. Я выжидаю, ищу слабые места противника, и пытаюсь успокоиться».

Представитель веса пера Bellator Аманда Белл (6-5, 30 лет):

«Когда я выступала в любителях, я чаще злилась на спаррингах. Я пропускала удар, а затем во чтобы то ни стало пыталась ответить. Если я в плохом настроении, то спарринг летит в трубу. В итоге ты невероятно зол на себя».

Некоторые бойцы, как, например, Эй Джей Меттьюс (9-8, 31 год) в той же ситуации ведут себя иначе.

«Я не злюсь, когда пропускаю удар. Винить в этом я могу лишь себя. Даже если мы договорились с оппонентом, что не будем бить сильно. Если по мне серьезно попали, то, скорей всего, я двигался не в том направлении, или же подкачала моя защита. Так что я никогда не рефлексирую, пропуская удар».

Брендон Менофф (1-1 в любителях, 33 года) также не чувствует злости на тренировках, но вместо этого смотрит на вещи объективно, чтобы понять, как стать лучше.

«Я всегда считал, что любая ситуация может многому тебя научить. Даже если кто-то доминирует над тобой в бою или заставляет тебя сдаться, твоя злость может лишить тебя возможности провести работу над ошибками. Потребуется терпение и практика, но со временем ты учишься смотреть на провалы под другим углом, что выводит твои тренировки на новый уровень».

Брендон использует такой подход не только в клетке, но и вне нее. Он сознательно выбирает не уходить в эмоции, а учиться на своих ошибках, и понимает, что еще ошибется не раз.

Все, с кем я говорила, справляются с эмоциями по-разному и используют разные подходы.

Сейчас меня больше не захватывают ударные дисциплины. Раньше я погружалась в тхэквондо, кемпо карате и кикбоксинг. Но однажды я проснулась и решила, что бить людей не здорово, и захотела заняться грэпплингом. После многих лет занятий дзюдо и джиу-джитсу, я вернулась к ударке, чтобы выступать в ММА, но я не получаю от нее удовольствия. Возможно, все дело в том, что во время спарринга я иногда чувствую негативные эмоции.

Как правило, все дело в пропущенных сильных ударах, которые, по моему мнению, человек не должен был выбрасывать. Например, когда оппонент выбрасывает удар исключительно с целью нанести урон, вроде снеп-кика, от которого сложно защититься, но который может сломать тебе нос. Или же я просто напросто опасаюсь сотрясения. Однако часто я злюсь на саму себя за глупые выходки. В подобных случаях я контролирую свои эмоции, говоря себе, что я джедай, а джедаи никогда не показывают эмоции. Я какое-то время кружусь вокруг спарринг-партнера и глубоко дышу. В большинстве случаях джедайская мантра и визуализация ситхов успокаивает меня в ту же минуту.

Что я могу сказать, я большая чудачка. Это мне помогает. Однако не думаю, что я хоть раз злилась во время грэпплинг-сессии.

ДеХесус рассказала о своем подходе к ситуации:

«Я стараюсь сделать шаг назад и концентрируюсь на дыхании. Я думаю про себя: «Это того не стоит. Не надо начинать рубиться и рисковать еще одним пропущенным ударом». В таком случае ты не просто зол, но еще и туп».

Додоро добавляет:

«В бою я обязан контролировать злость. Перед тем, как выйти на поединок, я обещаю себе оставаться тактичным. Злился ли я раньше в боях? Да. Во время одного поединка я вышел из себя, потому что оппонент ударил меня в пах три раза! После третьего попадания той тренер спросил меня: «Ты раздражен? Ты достаточно зол?». Я подумал: «Да, сейчас он получит», и через десять секунд я победил техническим нокаутом. Иногда приходится как следует разозлиться, чтобы получить необходимую агрессию, которая позволит выйти из излишнее защитного стиля».

Зиммерман продолжает:

«Контроль и фокус очень важны. Однажды я был в ярости. В том состоянии противнику меня было очень легко прочитать. Я дрался, как животное. Мной манипулировали и в итоге победили. Я пообещал больше не наступать на эти грабли. В любой момент ты можешь выиграть или проиграть бой. Эмоции часто приводят к поражениям».

Лично я верю, что позитивные эмоции необходимы, если они не выходят за рамки и не отвлекают. Негативные эмоции лишь отвлекают и отрицательно сказываются на твоих реакциях и выступлении. Боец должен придумать свой способ, как контролировать их. Чтобы стать успешным бойцом необходимо не только тренироваться в зале, но понять кто ты, и как с тобой справиться.

Перед своим дебютным боем пятнадцать лет назад я не знала, стоит ли мне настраиваться, слушая хеви метал, и, издавая яростные крики, как делает Гоку в Dragon Ball Z, или же мне стоит расслабиться. Я опробовала первый вариант, но он никуда меня не привел. Сейчас я придерживаюсь модели «решительный настрой» — слушаю Rob Zombie и Metallica и подготавливаю свое сознание перед предстоящей жестокостью. Однако жестокость безэмоциональная. Я ничего не чувствую во время поединка.

«Сложно провести границу между злостью и агрессией, — соглашается Белл. — Я не считаю злость исключительно негативной эмоцией. Просто необходимо держать ее под контролем. Если все сделать правильно, она сможет подпитывать твою агрессию. Были моменты, когда хороший удар по моему лицу словно будил меня. Я расстраиваюсь, но в сознании как будто что-то переключается. После этого я как будто лучше сосредотачиваюсь на своем оппоненте, и все проходит как по маслу».

«Я делаю вид, что играю в шахматы скоростную партию, — рассказывает ДеХесус. — Я чувствую тревогу, но в то же время я как будто дерусь за свою жизнь. Агрессивность тревожность, базовые эмоции, которые испытываешь во время боя или, например, полета. Все уверены, что рефери не даст ситуации зайти слишком далеко, но все же есть вероятность того, что ты пропустишь удар, который убьет тебя. Так что ментально и физически я чувствую, как будто дерусь за свою жизнь».

Эмоциональный контроль можно практиковать на тренировках, но только в экстремальных ситуациях. У меня получается делать это только тогда, когда я веду спарринг в вымотанном, раненом состоянии с серьезным оппонентом.

Только если меня довести до предела, я смогу попробовать его преодолеть и вырасти.

Однако тренировка не сравнится с реальным поединком. Для бойца очень важно находиться в окружении людей, которым можно довериться, которые доведут тебя до предела, но не навредят тебе. Каждый видит «предел» по-своему. Никто не хочет получить травму в зале. Некоторым бойцам пришлось уйти из спорта из-за сотрясений, полученных на тренировках.

«Я часто ограничиваю себя во время спаррингов, ведь разбитые не сосредоточенные тренировочные партнеры не помогут подготовке, — говорит Зиммерман. — Они не будут способствовать твоему росту. Я показываю оппоненту, что я собираюсь спарринговать, а не драться. В этом случае они понимают, что не стоит заходить слишком далеко».

Все испытывают эмоции по-разному в разных ситуациях. Но если судить по тому, что я наблюдаю, всем необходимо научиться их контролировать. Неконтролируемая злость ведет к неуклюжести и ошибкам во время выступлений. Есть люди, вроде меня, которые готовы избегать злости любой ценой. А есть люди, вроде Аманды, которые способны использовать ее, как топливо. В любом случае необходимо контролировать злость, чтобы в итоге получить необходимую агрессию во время поединка.

Что еще почитать

Результаты турнира
Результаты турниров 24 Марта 2019
Результаты турнира
Результаты турниров 23 Марта 2019
Результаты турнира
Результаты турниров 17 Марта 2019
Результаты турнира
Результаты турниров 17 Марта 2019
Результаты турнира и видео
Результаты турниров 10 Марта 2019